Четверг 20 июля 2017

Суть Дзен. Беседа с учеником

Дзен как есть 

Истина сокрыта вне письмён,
В знаках и словах не передать Закон.
К сердцу обратись, внутрь и вспять,
Чтоб, себя постигнув, Буддой стать!

Три коренных яда, из которых возникают все страдания и заблуждения, а также рождения и смерти:

1. неведение о своей природе (глупость, ошибочные взгляды, неспособность видеть вещи такими, какие они есть, чувство безразличия) — является главной причиной страданий;

2. отвращение (ненависть, гнев, чувство «безобра́зности», отторжение, неприязнь);

3. желание или привязанность (к идеям существования и несуществования вещей, к умозрительности, к нирване, к желаниям и страхам, ко всему внешнему миру и к собственному «я» как к иллюзиям.

Дзен уникальное течение, не имеющее священных текстов, доктрин, догм и самого учения, он проникает в истинную природу ума. Столкнувшиеся с практикой дзен, отмечают, что суть его «невыразима», словами невозможно объяснить или изучить как любое писание. Первый патриарх Бодхихарма выразил дзен как «непосредственный переход к пробуждённому сознанию, минуя традицию и священные тексты», а шестой, Хуэйнэн, сформулировал как «прозрение в познании собственной природы».

Дзен не учит своих адептов ничему, в смысле рационального ума, анализа. Он не имеет доктрины, но каждый последователь этого течения имеет свою, исключительно личную доктрину, которая несёт свой индивидуальный характер и никак не возникла благодаря дзену. То есть у каждого свой путь. Каждый последователь сам создаёт себе своё учение, а дзен лишь указывает путь, не имея специально созданных доктрин или каких-либо философских систем. Не смотря на то, что дзен претендует на родство с буддизмом, с его точки зрения все буддистские учения содержащиеся в сутрах и шастрах не более чем макулатура, при помощи которой можно лишь смахнуть пыль с интеллекта.

Дзен ни в коем случае нельзя отнести к религии в признанном понимании, в нём нет бога, которому необходимо отбивать поклоны, нет церемоний и обрядов, рая или ада для отошедших в мир иной; и, нет такой идеи, как душа, о которой необходимо заботиться кому-то постороннему, и бессмертия, сильно волнующее неких индивидуумов.

Набожный читатель или просто европеец будет потрясён после такого высказывания, мол дзен не признаёт существование Бога, однако это не означает, отрицание Бога, в нём нет отрицания или утверждения. Что-либо отрицая мы уже включаем в это то, что отрицаем, также и утверждая, между этими двумя понятиями нет чёткой границы, они мягко сливаются. Это только логика требует чётких разграничений и разделений между да и нет. Дзен выше логики и стремится найти высшее утверждение, не имеющее противопоставлений. Поэтому дзен не отрицает Бога, но и не утверждает о Его существовании, в нём просто нет того Бога, к которому привыкли христианские и мусульманские умы.

Для практики медитации, человеку необходимо сначала умение сосредоточить на чём-то мысль, на пример на непостоянстве вещей и божественной любви. Однако именно это Дзен желает избежать, вместо этого он очень сильно настаивает на достижении свободы от всех неестественных помех и правил. При медитации то, особое состояние, конечно же, не являются естественным свойством ума. Подумайте сами, о чём размышляют животные и птицы, морские обитатели? Они просто живут, летают и плавают. И этого достаточно.

«Если человек имеет желание поразмышлять о единстве бога, человека и мира вокруг? Или величием, либо убожеством нашей жизни? Если есть желающие связать себя по рукам и ногам разными медитациями, размышляя над божественной милостью и вечным огнём ада? То пожалуйста, тратьте свои силы и время.»
Дзен не диктует безусловных отказов от всех желаний и побуждений, и не поддерживает аскетизма. Желания свои не надо подавлять, только необходимо глубоко и широко осознавать их. Всё, что происходит с человеком в течении дня, - может стать одной непрерывной медитацией – только с одним непреложным правилом: быть в полном присутствии выполняя каждое действие, при этом ни на что не отвлекаться. Чем бы не занимался – трудился, распивал в баре, отсыпался или чистил картошку. Любое увлечённое занятие, восприятие жизни с азартом, может оказаться способом постижения своей истинной природы. Дзен учит жить в гармонии с внутренней и внешней природой. У каждого последователя получается свой и неповторимый путь.

Дзен очень сходится с методами преподавания знаний со всеми школами истинных знаний. Передача от сердца к сердцу основа передачи знаний во всех школах кунг-фу и других видов боевых искусств. Только именно школ, а не секций, спортивных организаций и т.д.

Один раз император задал вопрос: «Кто ты?». На который Бодхихарма ответил: «не знаю» и этот ответ стал ключевой фразой для ряда школ. Конечно же Бодхихарма прекрасно знал, но это знание присуще к иной мере, недоступной ученику. Он Учитель и мыслит категориями не относящимися к «относительным вещам». В дзене это отправная точка верного пути решая коаны. Учитель отвергает разные ответы ученика, пока он не «узнает, что не знает».

Посетитель задал вопрос Учителю о том, в чём заключается сущность буддистского учения? На что получил ответ от чаньского Учителя: «делать добро, избегать зла, очистить своё сердце – таков путь Будды». Получив такой ответ от чаньского Учителя, посетитель испытал чувство разочарования: «И трёхлетний ребёнок сможет это полностью понять». Только Учитель уточнил: «И восьмидесятилетний старик не сможет это полностью осуществить». На основе этого эпизода Дайсэцу Судзуки* отметил, что хоть для стороннего наблюдателя учение загадочно и очень противоречиво, только в действительности дзен можно свести к двум вещам: следовать внутренней дисциплине и словам, прозвучавшим в ответ посетителю от Учителя.

Отличия дзен-буддизма от других школ

Отличие, прежде всего в том, что хоть Дзен и включает в себя некоторые азы разных буддистских школ, он от них же имеет ряд различий.

Как уже упоминалось, что в Дзене, как и в других истинных школах и путях, важные знания передаются не через священные тексты, а от Учителя к ученику, метод «от сердца, к сердцу». Мастер при этом действии «передаёт» ученику, используя определённые методы, инициации, собственное состояние осознания, накладывая этим на ученика «печать сердца» (синь инь). Ученику теперь остаётся только закрепить это состояние медитативной практикой. Этот процесс поддерживает непрерывность линии непосредственной передачи знаний.

Дайсэцу Судзуки* (яп. 鈴木大拙 Судзуки Дайсэцу?, настоящее имя Тэйтаро Судзуки (яп. 鈴木貞太郎 Судзуки Тэйтаро:); 18 октября 1870 — 12 июля 1966) — японский буддолог, философ, психолог. Один из ведущих популяризаторов дзэн-буддизма. Профессор философии Университета Отани в Киото. Член Японской академии наук.

Похожие материалы:

Социальные сети:

Комментарии в сетях:

Добавить комментарий

При добавлении комментариев не забывайте про взаимоуважение к друг-другу,в независимости от различия во взглядах! Просьба не использовать в комментариях не нормативную лексику, никого не оскорблять и не публиковать тексты, не имеющие отношения к теме статьи!


Защитный код
Обновить

Галерея Ша-Фут-Фань

Школа Кунг-Фу ША-ФУТ...

Облако тегов

Вход

    Яндекс.Метрика
Positive SSL