Среда 23 августа 2017

Театр

Театральные оговорки

Спектакль "Бешеные деньги". Актриса спрашивает Менглета:
— Вы привезли деньги?
По Островскому, ответ звучит так: "Конечно. Нет. Дело в том, что мой человек обокрал меня и, должно быть, уехал в Америку".
На что Телятев — Михаил Державин — отвечал ему:
— С тем, что у тебя можно украсть, не то что до Америки, до Звенигорода не доедешь.
И вот Менглет на одном из спектаклей на вопрос, привез ли он деньги, вальяжно так отвечает:
— Конечно. Нет. Дело в том, что мой человек обосрал меня...
Пауза. Державин, давясь смехом, переспрашивает:
— Что—что человек сделал?
И не моргнув глазом, Георгий Менглет выдал:
— Что—что, обокрал меня, глухой что ли?

*******

Актер Мартинсон играл Бабу—Ягу, и в театре был его пятилетний сын. В самый важный момент, когда все дети, затаив дыхание, волновались за героя, которого Баба—Яга костяная нога должна была изничтожить, пританцовывая, напевая что—то такое: мол, мы тебя изжарим, мы тебя в прах разнесем, и все это делая с ужимками, — на весь театр раздался крик пятилетнего сына Мартинсона:
"Папа, ты дурак?!"

*******

Вахтанговцы играли пьесу "В начале века". Одна из сцен заканчивалась диалогом:

— Господа, поручик Уточкин приземлился!
— Сейчас эта новость всколыхнет города Бордо и Марсель!
Однако вместо этого актер, выбежавший на сцену, прокричал:
— Поручик Уточкин... разбился!
Его партнер озабоченно протянул:
— Да... сейчас эта новость всколыхнет город Мордо и Бордель!

*******

На вахтанговской сцене идет "Антоний и Клеопатра". В роли Цезаря — Михаил Ульянов. События на сцене близятся к развязке: вот—вот Цезаря истыкают ножами...
А по закулисью из всех динамиков разносится бодрый голос помрежа:
"Передайте Ульянову: как только умрет, пусть сразу же позвонит домой!"

*******

Про театр. В Советские времена перед премьерой спектакль просматривала комиссия из какого—то управления культуры. Спектакль утвердили, актеры хорошо отметили. Ну, на следующий день премьера. Выходит известный актер, садится на трон (историческая тема) и молчит. Пауза явно затянулась. И вот этот актер думал, что тихо скажет, а получилось на весь зал:
— ОПля, ни чего не помню…

*******

Сцена дуэли Тибальда и Меркуцио. Как нам стало известно, Тибальд должен смертельно ранить Меркуцио и сбежать. А истекающему кровью Меркуцио следует пропеть для Ромео "Чума на оба ваши дома" и умереть. Во время поединка Меркуцио случайно ломает бутафорский меч Тибальда, и у того в руках остается только эфес. Тогда Тибальд, не придумав ничего лучшего, отбрасывает обломок меча и душит Меркуцио, как Отелло Дездемону. Вернее, только пытается придушить, поскольку агонизирующему Меркуцио ещё нужно пропеть несколько строк текста и только после этого упасть. В данном случае — задушенным.

Говорят, на той же сцене некоторое время спустя Отелло пришлось зарубить мечом Дездемону. Но уже по каким—то другим причинам.

*******

50—е годы. На сцене Театра Советской Армии идет огромнейший по масштабам спектакль, что—то на тему "Освобождение Сталинграда". 200 человек массовки, пушки, танки, все дела.

В финале спектакля главный герой, играл которого, кажется, Андрей Дмитриевич Попов, изображая смертельно раненого бойца лежит на авансцене и тихим голосом просит: "Дайте мне воды из Волги свободной испить". По рядам передают каску с водой. Он выпивает, вода проливается на гимнастерку, падает замертво и — занавес.

В тот вечер был у Попова день рождения. Друзья—актеры долго готовили ему сюрприз и вот, кому—то пришла идея,
налить ему в каску ...бутылку водки. Злая шутка, мягко говоря, но, тем не менее, налили.

Конец спектакля, Попов просит "дать ему воды из Волги испить", по рукам огромной массовки плывет каска, в кулисах стоят костюмеры, гримеры, даже "мертвые" немцы приподнимают головы — посмотреть, как он будет пить?
Попов берет каску, глотает, замирает на секунду... и продолжает пить до конца. Наконец отрывается, возвращает каску стоящему рядом бойцу и говорит: "Еще!".

Вся массовка начинает корчиться от смеха...Медленно плывет занавес, скрывая это безобразие...

*******

Спектакль театра Сатиры. Ширвиндт играет роль старого повесы, всю ночь таскавшего взрослого сына своей старой любовницы по злачным местам. В пути они где—то потерялись, Ширвиндт приезжает к нему домой один и почтенная матрона набрасывается на него со страшными обвинениями. Заканчиваться монолог должен был словами: "Где мой сын?" Актриса, от волнения видно, оговаривается, причем громко — "Где мой сыр?"
В зале тишина. Невозмутимый Ширвиндт, с ухмылкой поглядев на нее, отвечает: "Я его съел!"

*******

Актер Милославский очень любил эффектные сцены и шикарные выходы.
Любимой ролью была роль кардинала Ришелье. Была там сцена, где король и придворные долго ожидают кардинала, как вдруг докладывают: "Кардинал Ришелье"! Все замолкают, эффектная пауза — и торжественно появляется Ришелье. Роль слуги, который произносит эти два слова, была поручена молодому актеру. Милославский его нещадно муштровал, заставляя без конца повторять реплику: "Кардинал Ришелье"
Бедняга—актер жутко волновался. И вот спектакль... Король и двор замолкают... Небольшая пауза... И слуга выпаливает: "Радикал Кишелье!" Милославский в бешенстве выскакивает на сцену и набрасывается на несчастного: "Ришелье! Ришелье! Ришелье! И не радикал, а кардинал! Кардинал, каналья!"

*******

Зиновий Гердт как—то рассказывал. Была у него соседка, милая и добрая женщина, но очень уж серьезная, никакого чувства юмора. Однажды Зиновий Ефимович пытался ей анекдот рассказать, начинающийся словами "Умер один мужчина...", а она его вопросами засыпала: как его звали, отчего он умер, долго ли болел, были ли у него дети...

Однажды решил Зиновий Ефимович ее разыграть. Ровно в шесть вечера звонит ей по телефону и измененным голосом спрашивает: "Простите, а Сан Саныча (допустим) можно к телефону?" — "Нет, вы не туда попали."

Перезванивает ей ровно через полчаса и задает тот же вопрос другим голосом. И так каждые полчаса. Другой бы уже послал подальше или трубку снял, но она женщина интеллигентная, отвечала на все звонки и вежливо говорила, что такого здесь нет.
Развязка должна была быть в полночь. Зиновий Ефимович звонит ей в очередной раз и говорит: "Здравствуйте, это Сан Саныч. Мне никто не звонил?" Ответ сразил Зиновия Ефимовича наповал: "Сан Саныч, вы куда пропали? Вас же полгорода ищет!"

*******

В финальной сцене "Маскарада" молодой актер должен был, сидя за карточным столом, произнести нервно: "Пики козыри", задавая этим тон всей картине. От волнения он произнес: "Коки пизари", придав сцене совершенно другой, комический характер.

*******

Знаменитый актер Александринского театра Василий Пантелеймонович Далматов как—то совершенно запутался на спектакле. Вместо "Подай перо и чернила" сказал: "Подай перна и черна, тьфу, чернила и пернила, о господи, черно и перно. Да дайте же мне наконец то, чем пишут!"
Гомерический смех в зрительном зале заглушил последнюю реплику актера.

*******

Владимир Спиваков приехал с концертом в какой—то небольшой российский городок вместе с концертмейстером. Директор Дома культуры недовольно спрашивает:
—"Как, вы только двое приехали?"
— "Да, а что?"
— "В афише же написано: Бах, Гендель, Сен—Санс …".

*******

А вот что рассказывал Евгений Весник :
Актер забыл слова. Суфлер шипит:
— В графине вы видите мать! В графине вы видите мать!
Актер берет со стола графин и, с удивлением глядя туда:
— Мама, как ты туда попала??!

*******

В каком-то спектакле раздается выстрел, графиня восклицает: «Что это!», вбегает слуга и кричит: «Ваш муж!», графиня: «Мой муж, ах!», и падает в обморок.
Идет спектакль, раздается выстрел, графиня: «Что это!»
Вбегает слуга и, то ли от волнения, то ли с бодуна, кричит:
— «Вах мух!»
Графиня:
— «Мох мух, ах!», и падает в обморок


 

Кто там светит нам в ночи?

1 января. В театре юного зрителя дневной, детский спектакль. Радость детишкам, мука родителям, актерам и персоналу театра мука в кубе. Актер никаковский, у него текст: «Кто там светит нам в ночи?». И по темному заднику из кулисы в кулису пробегают три актера со светящимися фонариками и покрикивают: «Мы, ночные светлячки».
Все очень просто, только не 1 января.
Этот: «Кто там светит нам в ночи?». Светлячков нет.
Этот опять: «Кто там светит нам в ночи?». Ноль признаков светлячков.
Он опять повторил, ну не мог же актер знать, что три «светлячка» в гримерке продолжают новогоднюю ночь, и им фиолетово, кто там светит кому в ночи.
Когда актер в пятый раз гаркнул: «Кто там светит нам в ночи?», не выдержал монтировщик, который тоже человек, и с 31 на 1 …, в общем, парень был плох.
Так вот, он взял два фонаря, вывалил с ними на темную сцену, а где там их подкрутить, чтоб они зажглись, так и не разобрался. Пытался он фонарики—то зажечь, пытался и не смог, и так расстроился, что хотел помочь, да не смог, что на очередной крик: «Кто там светит нам в ночи?», швырнул фонари на сцену и громко, в злобе, сказал: «Да это мы, блин, ночные светлячки, только нас не видно ни хрена!»

Случаи в Абакане

Абакан. Сей славный город, помимо того что является столицей автономной республики Хакасия, имеет два драматических театра — один, так сказать, городской, а второй — республиканский. Вот в нем и произошла эта невероятная, но совершенно правдивая история. Ставили бессмертное творение А. С. Пушкина «Евгений Онегин». В одной из последних сцен, Евгений (Е) прибывает на бал к своему старому другу (Д) и видит Татьяну (в малиновом берете). При этом звучит следующий диалог: Е. — Кто там в малиновом берете с послом турецким говорит?
Д. — Так то жена моя.
Е. — Так ты женат?
Д. — Уже два года!
Ну, и далее по ходу пьесы. Так вот. Во—первых, реквизиторы не нашли малинового берета и заменили его зеленым. А во—вторых, артист, игравший мужа Татьяны, и актриса, игравшая Татьяну, были брат и сестра. Вот что из этого получилось.
Премьера. Зал битком набит местным бомондом и просто любителями театра.
Входит Евгений, подходит к другу и ищет глазами яркое малиновое пятно... его нет... находит глазами Татьяну... Далее диалог: Е. — Кто там... в ЗЕЛЕНОВОМ берете?
Д. (которого перемыкает от данной реплики...) — Так то СЕСТРА моя!
Е.(который чувствует, что что—то не то происходит, но до конца еще не осознал...) — Так ты СЕСТРАТ?!
Д. — Уже два года!
Обычно такие вещи проскальзывают мимо внимания публики, но в этот раз зал грянул... и, увы, не аплодисментами... Однажды в «Евгении Онегине» секундант перепутал пистолеты и подал заряженный Ленскому. Ленский выстрелил, Онегин от неожиданности упал.
Ленский, чтобы как—то заполнить понятную паузу, спел известную фразу Онегина: «Убит!». Секундант в замешательстве добавил:
«Убит, да не тот!»

Пару случаев в Одессе

70—е годы. Театр на Малой Бронной приехал на гастроли в Одессу. Леонид Броневой перед спектаклем надел свои огромные темные очки, идет уверенный, что его никто не узнает, оглядывает местные достопримечательности. Рядом с ним молодой Валентин Смирнитский.
А возле обувного магазина волнуется огромная толпа. Дамы дерутся за сапоги.
Чувствуя себя в безопасности, не сворачивая с намеченного пути, актеры двинулись дальше. Когда они поравнялись с очередью, одна из покупательниц вдруг схватила здоровенную коробку и, нацелившись в товарку, с которой, видимо, не поделила пару сапог, изо всех сил швырнула ее и... угодила прямо в лоб Броневому.
Броневой от неожиданности побелел и замер посреди улицы в своих черных очках. Дама, ловко увернувшаяся от нападения, рванула по улице. Ну и, конечно, метательница коробки бросилась следом.
Пробегая мимо застывшего от «радости» Броневого, она крикнула на всю улицу:
— Простите, Мюллер, я целилась не в вас!!...

*******

На сцене идёт скучная такая пьеса. Один из дуэлянтов должен погибнуть. Дуэлянты расходятся, медленно поворачиваются друг к другу, поднимают пистолеты....и....
Вместо выстрела — осечка, актер еще раз нажимает на курок — результат тот же...
Зрители в недоумении...актеры в панике. Но противник просто должен умереть!!!
И актер, который должен был убить своего «врага», не придумав ничего лучше, снимает с ноги ботинок и кидает его в партнера...
Тот и так был готов упасть в любую минуту, а тут такое дело... и он падает, как подкошенный, но видимо подумав, что от ботинка просто так не умирают, приподнял голову и «из последних сил» произнес:
«А башмак—то был отравлен»...и «умер».

«Гранатой ее глуши!»

Такой случай. «Бесприданница» Островского. Премьера, первый спектакль. По спектаклю Карандышев отговаривает текст: «Так не доставайся же ты никому» и стреляет в Ларису из пистолета, Лариса падает. А выстрел обеспечивался в то время как, реквизитор за кулисами, на реплику, бьет молотком по специальной гильзе, гильза бухает — Лариса падает.

Премьера, ля ля тополя, «Так не доставайся же ты никому», наводит пистолет, у этого за кулисами осечка, выстрела нет. Актер: «Так вот умри ж!» Перезаряжает, наводит пистолет второй раз, за кулисами вторая осечка. Карандышев перезаряжает в третий раз: «Я убью тебя!», третья осечка. Лариса стоит.
Вдруг из зала крик: «Гранатой ее глуши!»
Занавес, спектакль сорвался, зрителям вернули деньги. Режиссер час бегал по театру за реквизитором, с криком: «Убью,
сволочь!!!»

На следующий день, вечером, опять «Бесприданница», с утра разбор вчерашнего полета: мат—перемат, все на реквизитора катят, тот оправдывается: «Но ведь не я гильзы делал, ну сырые в партии попались, но много же народу рядом, видите же, что происходит, можно же помочь, там у суфлера пьеса под рукой: шмякнул ей об стол, все оно какой—никакой выстрел, монтировщик там доской врезал обо что—нибудь, осветитель лампочку мог разбить, ну любой резкий звук, она бы поняла, что это выстрел и упала бы».

Вечером спектакль, все нормально, доходит до смерти Ларисы, Карандышев:
«Так не доставайся же ты никому!», наводит пистолет, у реквизитора опять осечка.
Вдруг с паузой в секунду, из разных концов за кулисами раздается неимоверный грохот: суфлер лупит пьесой об стол, монты — молотками по железу, осветитель бьет лампочку. Лариса явно не понимает, что это выстрел, ибо на выстрел эта беда никак не походит, и продолжает стоять.
Из зала крик: «Тебе ж вчера сказали, гранатой ее глуши!»

Анекдот в тему:

Одному безработному актёру звонит друг и говорит:
— Слушай, тут халтурка подвернулась, я сразу о тебе подумал.
Актёр: - Конечно, какой разговор, - типа, по гроб жизни благодарен, совсем на мели. - А что за роль?
— Да понимаешь, не очень большая. Одна строчка.
— Одна строчка? Нет проблем, - типа, ну совсем бабок не осталось, ничем не брезгует.
— А какая?
— «Чу! Я слышу пушек гром.»
— «Чу, я слышу пушек гром? Годится! Куда идти?»
— В среду подойдёшь в Малый, спросишь режиссёра такого-то.
— Замётано.
В среду актёр подходит в Малый, находит режиссёра, тот: скажите строчку, актёр с пафосом произносит:
— Чу! Я слышу пушек гром!
— Отлично, — говорит режиссёр. — Роль ваша. Приходите в субботу к 7 вечера на спектакль.
— Понял! — отвечает радостный актёр. Ясное дело, от такого удачного поворота судьбы актёр запивает по чёрному. Приходит в себя в субботу где-то в 6:30 и сломя голову бросается в театр, всю дорогу повторяя "Чу! Я слышу пушек гром". У театра его останавливает швейцар:
— Ты, мол, куда без билета?
— Я «Чу! Я слышу пушек гром», — объясняет актёр.
— А! Ты «Чу! Я слышу пушек гром», — успокаивается швейцар, — ну проходи.
Актёр — за кулисы. Его, ясное дело, не пускают.
— Я «Чу! Я слышу пушек гром!», — кричит актёр.
— Ты «Чу! Я слышу пушек гром?» Опаздываешь! Давай срочно в гримёрную! — кричат ему в ответ.
Он — в гримёрную. Гримёрша:
— Товарищ, вы кто?
— Я «Чу! Я слышу пушек гром.»
— Вы «Чу! Я слышу пушек гром?» Что же вы опаздываете?! Садитесь вот тут, сейчас я вас быстренько.
Актёр, уже в гриме и в мыле, подбегает к сцене. Его перехватывет режиссёр.
— Ты «Чу! Я слышу пушек гром?»
— Я «Чу! Я слышу пушек гром!»
— Чуть не опоздал! Давай, твой выход!
Актёр выходит на сцену, и за спиной у него раздаётся оглушительный взрыв. Актёр вздрагивает и орёт: — ДА ВЫ ЧТО ТАМ, СОВСЕМ ОХ..ЕЛИ??!!!

Рекомендуем:

Социальный обмен: 

Комментарии в сетях:

Добавить комментарий

При добавлении комментариев не забывайте про взаимоуважение к друг-другу,в независимости от различия во взглядах! Просьба не использовать в комментариях не нормативную лексику, никого не оскорблять и не публиковать тексты, не имеющие отношения к теме статьи!


Защитный код
Обновить

Облако тегов

Вход

    Яндекс.Метрика
Positive SSL